Categories
Pētījumi Zinātne

10% smadzeņu mīts

Vai tiesa, ka izmantojam tikai 10% savu smadzeņu?

Divas trešdaļas cilvēku tic apgalvojumam, ka izmantojam tikai 10% savu smadzeņu.
Šajā video ir izskaidrota šī mīta izcelsme un tas, ko šobrīd zinātnieki zin par mūsu smadzeņu izmantošanu ikdienā.

One reply on “10% smadzeņu mīts”

Мозг и режим форсажа
Сегодняшние ученые утверждают, что человек единовременно
использует лишь 15-20% возможностей своего мозга. Из чего делается
обычно прямолинейный вывод об огромных неиспользуемых резервах и о
перспективах более полного включения мозга в работу.
Но если разные участки мозга занимаются разной деятельностью
(речь, мелкий ручной труд, абстрактное мышление и т.д.), то можно ли
возбуждать одновременно все центры, используя все возможности? Это все
равно что, используя слова классика, страдать ревматизмом и пляской
Святого Витта одновременно. Или одновременно надеть на себя всю одежду
и все белье, вместо того чтобы носить нужное по обстановке и стирать
то, что не носишь сейчас, дабы оно было всегда готово к использованию.
Из того, что единовременно ч еловек носит одну рубашку из имеющихся
пяти, отнюдь не следует, что он использует свой гардероб на 20%.
Это первое. А второе – вот дельфин никогда не спит, все время
плавает, ученые долго ломали голову, как же так. Оказалось, что он
спит, конечно, но хитрым способом: два полушария мозга спят по
очереди, что обеспечивает постоянный режим бодрствования. Чело век
спит, положим, 8 часов в сутки, треть времени. Но многие участки мозга
не могут работать в хорошую силу шестнадцать часов подряд изо дня в
день. Все люди интеллектуального труда это прекрасно знают на себе.
Четыре часа – отлично, десять – очень много, но уж не больше. И в
качестве отдыха человеку рекомендуют смену обстановки и образа жизни –
чтоб полнее убрать, сместить напряжение с усталых участков на другие.
То есть для эффективного использования мозг должен работать “в
крейсерском режиме” – регул ярно и много отдыхать, так он устроен, так
он может функционировать.
Третье. Человек не использует на сто процентов, скажем, свою
способность поглощать и переваривать пищу. Крутой обжора может съесть
столько, что три нормальных человека глаза выпучат: желудок там
растянут огромный, кишечник вздутый выпячивается, желудочны й сок
вырабатывается стаканами, ферменты буйно впрыскиваются… А ведь путем
тренировки можно многого достичь по части обжорства, обмен веществ
перестроится и т. д. Можно ли из этого заключить, что человек лишь на
20% использует свои возможности поглощат ь и переваривать пищу?..
Ходить будет с одышкой, сдохнет быстрее. Он питается (допустим) в
оптимальном режиме, чтоб всего в жизни сделать больше. А
пищеварительная система, равно как и прочие, имеет большой резерв,
запас прочности и работоспособности. Бе з такого резерва она и в
нормальном режиме долго не протянет. Точно так же и резервы мозга –
необходимый аспект устройства для нормальной работы.
Если гнать автомобиль на полном газу, долго он не протянет и
много не проездит.
…Что такое пресловутое “вдохновение” художников и ученых? Это
повышенное возбуждение соответствующих участков мозга. В таком
состоянии делаются открытия и создаются шедевры.
Таким людям хорошо знакомы бессонница, раздражительность,
неврастения – следствия перевозбуждения, не снижающегося после работы
до нормального уровня покоя. А не будет отдыха – не будет работы,
утомленный мозг не выдаст высокого возбуждения. И тогда для отдыха
ударяются в спорт – перенести возбуждение на другие участки,
активизировать приход в норму через мышечный энергообмен, шлаки сжечь,
киспорода подбросить. Или глушат алкоголь – расслабляет,
раскоординирует. Или глотают снотворное.
А часто, если вдохновение нужно в “режиме”, как на киносъемках,
например, к назначенному часу по заказу, “садятся на качели” –
успокоитель вечером, возбудитель утром, один медикамент регулярно
передавливает действие противоположного, и это прямой известн ый путь
к депрессии и нервному истощению.
Мозговики любят налегать на кофе и табак – нормальные
возбудители. Это понятно, и никто их за это особенно не осуждает.
А вот когда мозговики налегают на алкоголь или наркотики, их
общество осуждает или жалеет. Но понимает реже. Хотя давно придумало
слово “самосожженец”.
“Подобное лечится подобным” – это старое медицинское предписание
стало главным принципом всей гомеопатии. В случае “творцов” это
значит, что сильное перевозбуждение (каковое есть обычное рабочее
состояние “творца”) снимается методом переноса на другие участки:
алкоголь или наркота возбуждает другие участки мозга, и они становятся
доминантными, “оттягивают” возбуждение на себя, гасят его в предыдущем
месте.
А на уровне потребности в ощущениях это означает следующие
“качели”. Центральная нервная система “творца” способна на более
сильные возбуждения, чем “средний” мозг. И она, по мере тренировки,
привычки, втягивания, – продолжает испытывать потребность в эт их
ощущениях. “Творец” – не просто отъявленный “работоголик”, ловящий
кайф на работе. Он начинает ловить сильные ощущения во всем. Особенно
если после (вследствие) этого потом хорошо работается. Его потребность
получить сильные ощущения через алкоголь ил и наркотики имеет тот же
характер, что и потребность ощущений через работу. А работать
шестнадцать часов в сутки он не может. Вот и пьет, вот и колется.
Журналистская молва утверждает, что когда в 1978 году Карпов
проигрывал Корчному чемпионат мира по шахматам, а это имело громкое
политическое значение, СССР против эмигранта-отщепенца, то ему
устроили тайм-аут с египетскими ночами типа бассейна голых фил
иппинок, чтоб эти шахматы вообще у него из головы вылетели, сеанс
одновременной эротики в фантастических формах и размерах. К черту
шахматы, безумная греза мужчины и так сбылась, поверить невозможно!
Результат был прекрасен: Карпов так отвлекся и отдохнул, что со
свежей силой и бодростью переломил ход матча и выиграл.
Старое американское пособие для бизнесменов в полушутку
рекомендует три способа психической реабилитации: острое приключение
типа уплывать на бревне по Амазонке от догоняющего крокодила или
прыгать с парашютом на горную вершину рядом с вулканом, сексуаль ная
встряска в экзотической обстановке и с реализацией самых диких
фантазий, а третий способ именуется не без юмора “русским”: нажраться
в хлам без меры и с размахом, чтоб вообще забыть себя, а с похмелья
помнить и мечтать лишь о том, что совсем плохо и надо как-то выжить,
лишь бы это прошло.
Честный Хемингуэй писал, что лучше всего нервное напряжение после
работы снималось в постели с женой. Но тогда ему не было тридцати.
Позднее он полностью переехал на виски.
С этих дел и сложилось представление о беспутстве и распутстве
богемы и порочности людей искусства. Что отчасти вполне верно. Вот
нужны им сильные, острые ощущения. Работают они на них. Правда, богема
– это в основном те, кто подражают художникам лишь в развлечениях и
пороках, будучи сами бесплодны. И то сказать, беспорядочно трахаться
проще, чем шедевр создать, в этом каждый может гению уподобиться.
…Понятно, что все резервы мозга – необходимое условие для
возможности кратковременного форсажа. Будь то наука, искусство,
наслаждение или отчаянные поиски выхода из трудного положения. А
возможность к экстремальным нагрузкам не значит ведь, что такие н
агрузки надо тянуть постоянно.